Выбери любимый жанр

Рабы свободы - Вольнов Сергей - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Сергей Вольнов

Рабы свободы

памяти отца, научившего меня читать, посвящается...

Тo, что тебе нужно, не ищи там, где его нет.

Мудрый совет

Каждый свободен ровно настолько, сколько свободы он дает другим.

Станислав Лем

Пролог

Звёздную со всех сторон окружали огромные дома. Выстроились они пятью неровными и нестройными, но тесно сплочёнными шеренгами. При этом самый низкорослый из них вымахал в добрых восемь десятков уровней.

Неудивительно, что площадь смотрелась полянкой, затерянной в чаще леса исполинских деревьев. Или, точнее, маленькой долиной, окружённой скальными уступами и складками, взятой в плен горным массивом.

Лишь магистральные путепроводы нахально, сверху донизу, нарушали непрерывность стены, составленной из фасадов строений, обступивших площадь. В пяти её углах высотную неприступность, что дерзко вздымалась на сотни метров, взрезали узкие щели. Эти просветы размыкали плотное кольцо окружения; они будто напоминали, что в «долине» сосредоточена далеко не вся Вселенная, что там, позади небоскрёбов, во вне, ещё много чего остаётся.

Целый мегаполис, как минимум.

Оттуда и туда, сквозь угловые прорези-ущелья, безостановочно сновали вереницы, потоки, стаи разномастных и разнокалиберных транспортных средств.

Наземное и надземное, многоярусное движение не знало пауз. Пешеходные полосы, переходы и зоны также были заполнены до предела. Толпы людей, что спешили куда-то по своим суетливым делам, образовывали бессчётные живые цепочки, ленты, узоры, круговороты и течения.

Утреннее небо покрывало правильный пятиугольник открытого пространства бурым пологом. Хмурые, разбухшие осенние облака нависали чуть ли не над самыми верхушками небоскрёбов. Рискуя напороться на невидимую плетёнку энергетических нитей климатического тента, они словно угрюмо разглядывали многоцветную мозаику, покрывавшую дно глубокой «долины». Такое лоскутное одеяло, пёстрое и шевелящееся, каждое утро накрывало центральную площадь столицы этого мира.

Оживлённое и шумное местечко, ничего не скажешь. Людное, одним словом.

– Настоящий муравейник, правда? – высказалась женщина, как бы приглашая к обсуждению зрелища, открывшегося взорам.

Вызывающе золотоволосая, на излёте молодости, в потрёпанном зелёном комбинезоне. Крашеная блондинка занимала переднее, пилотское кресло атмосферного коптера, фюзеляж которого был опоясан широкой полосой чёрно-белой «шахматки». Четырёхсотдвадцатый «ястреб» – малогабаритный, трёхместный, но достаточно мощный аткоптер, – выскользнул в воздушное пространство Старс Плаза из восточного ущелья-путепровода. Мрачно-багровый помидор светила, лениво ползущего к зениту, он оставил за кормой.

Подобно своему единственному пассажиру, смотрела пи-лотесса вниз. Но, в отличие от мужчины, озиралась она не рассеянно; женщина напряжённо выискивала взглядом, где бы совершить посадку, куда бы втиснуть металлопластовую «каплю» летучего таксомотора...

Потому не заметила, как спутник её, будто увидав снаружи что-то ужасное, дёрнул головой. И отпрянул испуганно от овального проёма правого бортового иллюминатора, при этом едва не перескочив на левое кресло.

Не дай пресс... – пробормотал мужчина, скользнув затравленным взглядом по затылку женщины, скрытому свирепо осветлёнными, напрочь выжженными прядями. – То-то давка начнётся, если их целая площадь навалит...

Что? – переспросила светловолосая. Её вниманием овладел поиск свободного пространства, и таксёрша не уловила смысла слов, неожиданно произнесённых неразговорчивым клиентом.

Сажай быстрее, говорю! – управившись со своим страхом, раздражённо повысил голос пассажир; пилотесса даже вздрогнула. – Я ещё в порту предупреждал, время жмёт, как новый ботинок. Оно всё выйдет, всё, пока мы тут болтаем... ся!

Женщина резко повернула голову и глянула на розовощёкого приезжего грубияна, которого она подсадила неподалёку от платформы одиннадцатого М-порта, и по спецзаказу домчала сюда в ускоренном темпе. Лицо её, покрытое витиеватой вязью псевдотатуировок – как и у всех коренных жителей этой планеты, – вытянулось от удивления. Из влажно-тёмной глубины раскосых глаз немой рыбой всплыл вопрос «За что?!».

Неразрисованный мужчина вызывающе сверкнул нездешними ярко-жёлтыми радужками и рявкнул злобно:

– Смотри вниз! Парковка там, а не у меня на лбу!

И вправду, на лбу этого чистолицего чужака не было ничего, кроме слипшихся от грязи прядей волос; вряд ли под них можно засунуть флайер, даже маленький.

Оскорблённая в лучших чувствах, таксёрша хотела было отпарировать соответственно, уже открыла рот... но разгоревшийся взгляд пассажира настолько явственно угрожал, что она промолчала и стиснула губы. Лишь возмущённо фыркнула и отвернулась, предпочтя не связываться.

Немолодой, но пышущий звериным здоровьем верзила выглядел реально опасным типом. На интерлинге изъяснялся со странным выговором. Наверняка фермер или скотовод из какого-нибудь захолустного сельскохозяйственного мирка. Кому ж ещё взбредёт в башку перед отправкой на другую планету натянуть жёваный и сроду не чищеный плащ фасона, вышедшего из моды лет двадцать тому назад!..

Поиск свободного места наконец-то увенчался успехом. Но припарковаться можно было только в осевом круге. В зоне размером с пару футбольных полей, что опоясывала шпиль Рубиновой Звезды. Сейчас поблизости от монумента ещё оставались незанятые посадочные площадки. Это потом, ближе к полудню, здесь будет уже не протолкнуться. Неистребимые, как москиты, туристы обожали пялиться на местные исторические достопримечательности в упор, чтобы предоставить возможность их сожрать «гляделкам» – ненасытным объективам своих рекордеров.

Таксёрша плавно повела штурвалом, нацелила нос «ястреба» в центр и прибавила скорость. Она правила на торчащий посреди осевой зоны обелиск Первопроходцев, напоминавший меч с насаженной на остриё пурпурной штуковиной – больше похожей на какую-то морскую зверюгу с щупальцами, чем на стилизованную звезду, – но истошный, скрежещущий вопль пассажира подсёк её намерение под корень...

– Куда пр-рё-ешься?! Подумала, сколько мне добиррать-ся до кр-рая?!

Женщина резко затормозила, и если бы не система безопасности, грубый фермер обязательно расквасил бы наглую физиономию о тыловую часть спинки пилотского кресла. Ат-коптер неподвижно завис в полукилометре от поверхности. Ближайшие флайеры, проскакивая мимо, возмущённо засиг-налили. Их пилоты сочли не лишним напомнить лихачу, что так бесшабашно вести себя в воздухе – самоубийственно. Те, кто ездят опасно и безоглядно, финишируют где? Вот именно, в крематории...

– Провались ты в канализацию! – заорала женщина, в сердцах всплеснув руками: запас терпимости к недостаткам воспитания пришельца у неё иссяк, а гнев развеял осторожность. – Как иначе прикажешь тебя высадить, а?! Десантироваться захотел?!

Переполненная отвращением выше золотистой макушки, она даже не оборачивалась к нему, и в зеркальце не смотрела, чтобы не видеть эту противную розовокожую, нерасписанную морду...

– Это мысль, – неожиданно спокойно и доброжелательно произнёс за её спиной разительно изменившийся голос. – Почему нет? Взять и спрыгнуть... Легко. Метров до пяти снизишься? Где-нибудь рядышком с во-он тем блескучим шкафчиком.

Странное выражение появилось на лице женщины. Она явно подумала: не ослышалась ли?.. Слух однозначно свидетельствовал, что в заднем кресле уже сидел человек, идеально владеющий основным разговорным наречием этого мира – монгольским. Обладатель молодого, приятного, мелодичного голоса. Ни в коем случае не дикарь! Злобный, невоспитанный, хриплоголосый, урождённый европоговорящим...

1

Вы читаете книгу


Вольнов Сергей - Рабы свободы Рабы свободы

Жанры

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии